У меня ВИЧ, и значит, я живу. 4 истории людей с диагнозом

Перед Всемирным днём борьбы со СПИДом Фокус поговорил с ВИЧ-положительными людьми и узнал, почему диагноз не всегда делит жизнь на «до» и «после», как люди экономят на терапии и зачем говорить о своей болезни на весь Facebook.

ВИЧ-положительные герои книг американских писателей в 90-х всегда умирали. Сначала пытались не обращать внимания на диагноз, потом плохо себя чувствовали, дальше становились прозрачными, худыми, переставали следить за собой и вставать с кровати, а в конце или тихо уходили, или прыгали из окна. Для наших писателей в 90-е не существовало диагноза ВИЧ и героев с ним.

Спустя всего 20 с лишним лет ситуация полностью изменилась. Теперь люди с ВИЧ живут долго, и единственное, что их отличает от остальных, — необходимость каждый день пить таблетки и быть осторожными, чтобы не заразить других людей.

Алёна Марченко, 38 лет, воспитывает ребёнка

Я, короче, забеременела и пошла становиться на учёт в женскую консультацию у нас в Белой Церкви. Сдала кровь, и оказалось, что у меня ВИЧ. Меня направили ещё раз сдать анализы, и они опять были положительными. Так у меня появился статус ВИЧ-инфицированной. Это было в 2010 году.

Что я тогда чувствовала — это капец. Хотела вскрываться, топиться, вешаться. Помирать собиралась. Потом пообщалась с врачихой, и она сказала, что у моего ребёнка ничего не будет, если я начну принимать таблетки. Я, короче, её послушала, принимала таблетки, и у моего ребёнка ничего нет, слава богу.

Тогда я никому, кроме отца ребёнка, не сказала про диагноз. Было стыдно. Считается же, что если у тебя ВИЧ — это уже всё, ты смертник, ещё и заразный.

Муж, когда узнал, сказал: «Ничего, не переживай, что-то придумаем». Он тоже проверился и оказался чистым. Ему не было страшно, он у меня — этот, как вам сказать, ему всё равно. Мы и сейчас не используем никаких методов безопасности.

Продовження історії http://bit.ly/2C1OxIl